Ветеринария с человеческим лицом - Курганская Наталия

Ветеринария с человеческим лицом - Курганская Наталия

Рубрика 7 вопросов_ветеринарному_врачу или ветеринария-с-человеческим-лицом.

Давно хотели познакомить вас с нашими докторами поближе! Формат интервью в неформальной обстановке подходит как нельзя лучше) Начнем с себя - отвечает один из активных авторов этого блога, ветеринарный врач-невролог Курганская Наталия Ивановна.

Почему вы решили стать ветеринарным врачом/как пришли в профессию?

Если начать опрашивать моих коллег на эту тему, процентов у 90 профессия будет “сбывшаяся мечта детства” (это вообще топ-10 детских мечт, ну кто не читал айболита и не мечтал так же благородно пришивать всем конечности и ставить градусники). Я не то что являюсь исключением… С детства я мечтала (да что мечтала, бредила) работать с животными, желательно с собаками, но вообще любая живность была мне близка, понятна и интересна. В разные периоды жизни я хотела быть дрессировщиком, экспертом-кинологом, ветеринаром, зоологом - специалистам по морским млекопитающим, этологом, директором зоопарка, молекулярным биологом, генетиком, педиатром/неонатологом и опять ветеринаром. Поступала и в мед, и на ветеринарию, в последний момент забрала документы из медицинского в пользу ветеринарии.

А почему именно такая специализация, почему неврология и реабилитация?

Вообще я всегда в силу склада характера хотела (и умела) быть “на передовой”, и ассистентом работала в основном на экстренном приеме и в отделении интенсивной терапии, и начала работать врачом стационара - с самыми тяжелыми пациентами. И когда думала стать человеческим врачом - видела себя только в неонатальной реанимации (вот дура, мало что может быть сложнее физически и тяжелее морально).

Когда я начинала практику (без малого 15 лет назад) в ветеринарии узкой специализации “с нуля” практически не существовало, это тренд последних лет. А потом судьбоносной оказалась фраза главного врача клиники, где я работала. “Нам нужен кто-то, кто разбирается в неврологии. Никто не хочет в это вникать, это вообще жутко сложно. А ты умная. Иди учись, будем неврологических тебе записывать”. Так что в неврологию я пришла не совсем по своей воле, после пинка и как самая умная)) В начале становления меня-как-невролога нужно отметить огромное влияние докторов Петера Шренка (Чехия) и Ричарда ЛеКутера (США). Сначала было правда сложно и непонятно, а потом - очень понятно и очень интересно. Нейрореабилитация тоже была интересна сразу, как только я стала читать “толстые книжки по неврологии” - во всех фундаментальных учебниках этому посвящен раздел. Попытки заниматься реабилитацией сложных нейропациентов еще будучи врачом стационара были (помню очень тяжелого щенка, расстрелянного из пневматики в упор в голову, с травмой глаза, шеи, мозжечка и мягких тканей головы - сначала мы долго лечили сепсис, потом долго учили его заново ходить - он восстановился, вырос в прекрасного огромного угольно-черного пса, всем отделением были очень горды его успешным восстановлением), хотя тогда, 10 лет назад, знаний очень не хватало, да вообще профильную литературу достать было сложно. А “настоящая” физическая реабилитация началась всего 5 лет назад, вместе с “началом” Зоостатуса. Здесь у меня прекрасная, самая лучшая команда единомышленников в области физической реабилитации и отличные возможности для восстановления самых сложных пациентов.

Какие пациенты приходят на приём чаще всего?

Ну, если оценивать глобально - то карликовые. Маленькие собачки - абсолютные чемпионы по обширному набору неврологических патологий, в основном это связано именно с анатомией, с невозможностью пропорционально уменьшать размеры ЦНС до бесконечности, отсюда аномалии развития, ну и просто предрасположенности.

Какие пациенты самые "любимые" или самые интересные?

Люблю паллиативных - может быть, потому что “если не я, то кто же” - с теми, кого уже нельзя вылечить, мало кто из коллег любит работать, да даже не все понимают - зачем. А я понимаю, и мне нравится помогать любящим владельцам научиться заново жить с животным с необратимым параличом, с последствиями чумы плотоядных, мозжечковой актаксией и т.д. Обеспечить таким животным (и их людям, конечно!) хорошее качество жизни - сложная, интересная, но абсолютно реальная задача.

“Эпилептиков” люблю, эпилепсия это всегда вызов - насколько получится контролировать заболевание, как будет выстроено взаимодействие и понимание с владельцем, ведь от того, насколько тщательно и с пониманием владелец будет выполнять рекомендации в конечном итоге зависит успех лечения. Ну и от везения, конечно - не все формы эпилепсии в принципе поддаются лечению, но мы этого не узнаем, пока не переберем весь спектр доступных препаратов.

Расскажите какой нибудь забавный случай из практики?

Вообще в неврологии масса забавных моментов, в основном потому, что большинство неврологических специфических породных, генетических или редких заболеваний описаны сравнительно недавно (с развитием методов генетики и методов нейровизуализации), “первооткрыватели” почти всегда англоязычные, а принятый перевод на русский - почти всегда транслитерация или прямая калька с английского.

Например, есть такое заболевание - head bobbing syndrom - хед боббинг (звучит вполне наукообразно) или, в буквальном переводе, тряска головой. Характерно для доберманов, боксеров, бульдогов, но встречается и у других пород - есть небольшие отличия, но суть в том, что это доброкачественное непрогрессирующее состояние, не требующее лечения, проявляется периодическими приступами “кивания”.

Так вот подходит ко мне как-то доктор нашего отделения ОРИТ, показывает видео пациента, который лежит в стационаре с не-неврологической проблемой (инородное тело доставали, вроде).

Вот, говорит, добер так головой трясет, это что? Я отвечаю: ну больше всего похоже на doberman head bobbing, рассказываю про патологию, ну и что и не лечится, и лечить не надо, просто особенность. Коллега на меня смотрит как-то странно и выдаёт: как они живут там вообще в этих англоязычных странах? То есть приходит например владелец к врачу, и говорит: у меня доберман, трясет головой вот так. А врач отвечает: это у вас головная тряска доберманов, не беспокойтесь, это не лечится, с вас n долларов. А мы-то молодцы, мы знаем как это красиво назвать))

Есть ли у вас домашние питомцы? Как они появились?

Их есть у меня! Вообще-то я собачница, и кошек никогда не держала, но с приходом в ветеринарию все изменилось)

Сейчас у меня 4 питомца: коты Воцэк (примерно 11лет), Люсьен (9), собака Канис (6 с половиной) и кошка Гермиона (полтора года). Все метисы, все бывшебездомные. Воцэк и Люсьен - работа, “взятая на дом”, это были тяжелые пациенты, которых я выцарапывала у смерти, еще работая в ОРИТе, и в процессе выцарапывания оценила их выдающийся характер, интеллект и харизму. Воц пережил диафрагмальную грыжу и очень сильное истощение, Люсьен - тяжелейшую автотравму и сепсис (правая тазовая конечность у него ампутирована). Канис я нашла маленьким щеночком в сугробе недалеко от дома нашего гл.врача Любови Дмитриевны - и сначала притащила щеночка в гости вместе с собой, а потом привезла домой, на другой конец Москвы в рюкзачке с надписью “Южноевропейская Ветеринарная Конференция 2012” - да так и не решилась отдать, хотя тогда только-собаки-нам-и-не-хватало. Гермиону взяла в каком-то помрачении рассудка)) Коллега пристраивал среди прочих, а я не устояла. Но она ничего, смешная.

Как ваши домашние относятся к вашей работе?

Ну а как они могут относится?) Как ко мне, работа это часть меня) С мужем мы постоянно друг друга просвещаем - я его по медицинским-биологическим вопросам, он меня по техническим-физическим-математическим.

Шестилетний сын любит бывать в клинике, видел как проходят занятия на водной беговой дорожке, теперь считает, что мама на работе “купает собак” (с). Дочка пока слишком маленькая, чтоб иметь собственное мнение, но на ветеринарные мероприятия она со мной уже неоднократно ездила, сидела в слинге, слушала внимательно)

Наталия Ивановна и девочка Даша слушают вопросы после лекции :)

Статья - Ветеринария с человеческим лицом - Курганская Наталия

(с) Ветеринарный центр лечения и реабилитации животных "Зоостатус".

Варшавское шоссе, 125 стр.1.

тел. 8 (499) 372-27-37

Понравилась статья?
Оставьте свой комментарий
Обратный
звонок